Тарых

Магжан Жумабаев: жизнь на переломе эпох

«Из казахских поэтов, писателей я, конечно, люблю Абая, после него люблю Магжана. Его поэтическая индивидуальность настолько уникальна, что он перерастет рамки своей эпохи».

Мухтар Ауэзов

Аннотация. В статье кратко освещается жизнь и деятельность репрессированного патриота своего народа, гениального казахского поэта Магжана Жумабаева.

Магжан Жумабаев родился в 1893 году в урочищ Сасыккуль Акмолинской области в зажиточной семье. Сначала его отдали на учебу в домашнюю школу его отца (созданного для его детей и родственников) с 4 лет образованному педагогу Ахиетдину Аханову, который скрывался в казахских степях от службы в царской армии, обучавшему мальчика не только исламу, но восточным языкам и литературе.

Мальчик показал свои незаурядные способности заучивая наизусть дастаны и поэмы. В 1905г. отец видя способности сына отдает его в «Шала казак медресе» по понятиям отца, он уже мог заняться распространением шариата среди мусульман. Общеизвестно, что Екатерина II в ходе проведения религиозной реформы дала исламу статус официальной конфессии с признаваемыми государством религиозными структурами и духовенством.

Исламские духовные управления занимались регулированием семейно- брачных и имущественных отношений. Отец Магжана волостной управитель Бекен Жумабайуулы волостной управитель полагал, что сыну будет обеспечена хорошая жизнь в результате получения. В медресе его обучал учитель Мухамеджан Бегишев, выпускник Стамбульского медресе. Магжана обучали не только религии, но и арабскому, персидскому, турецкому языкам, истории, культуре, литературе Востока. Через 5 лет в 1910 г. он отправляется в Уфу продолжить образование.

Вызывает удивление многосторонность образовательного стандарта медресе, в котором преподавались как светские так и религиозные дисциплины:

– по богословию: толкование Корана, хадисы, догматическое богословие ислама, философия ислама, гражданские законы ислама, биография, история ислама, история религии;

– по философии: этика, психология, логика, философия религии;

– по педагогике: история педагогики, общая педагогика, дидактика, методика;

– по математике :арифметика, геометрия, алгебра, тригонометрия, асторономия;

-по естественным предметам: физика, химия, анатомия, физиология, гигиена, естествоведение (ботаника, геология, минералогия);

– по общеобразовательным предметам: география, экономика, всеобщая история народов и культуры, тюрко-татарская история, турецкая история;

– по филологии: словесность татарского языка, словесность арабского языка, словесность турецкого языка, словесность русского языка. Всего около 30 религиозных и светских предметов.

Лучшие представители интеллигенции Средней Азии и Казахстана 20- х-30-х гг. ХХ в. обучались в медресе «Галия». Педагогический коллектив медресе был представлен высокообразованными представителями мусульманской интеллигенции начала XX века, многие из которых окончили учебные заведения зарубежных стран мусульманского мира. Основатель медресе – Зия Камали – окончил знаменитый университет «Аль-Азхар» в Каире (1904).

Хабибулла Зайни окончил биолого-географический факультет педагогического института Стамбула (1912), Губайдул- ла Саттар – Константинопольский учительский институт, Габдулла Сатаев – физико-биологический факультет университета Стамбула.

Закир Кадыри учился в университетах Бейрута и Каира, Фахри Габдулла – в Турции, Закир Аюха- нов – в Каирском университете (1911- 1914), Таки Бадыги – в Хиджазе. Хатмулла Фазылов, Лутфулла Байчурин совершенствовали знания, долгое время живя в Египте и Аравии. Нури Ахмет, Абдуллай Шепасов получили образование в Константинополе и Бейруте.

Таким образом, в медресе «Галия» было много замечательных педагогов, в их и числе Галимджан Ибрагимов, литератор, который сыграл большую роль в судьбе Магжана. Преподаватель с большим кругозором, он рассказывал о трагической судьбе писателей Т.Шевченко, Г.Гейне, Байроне, рассказывал о философском содержании рубаи О.Хайяма. Именно он повлиял на выбор Магжаном литературной деятельности, который бросил учебу в медресе и поехал в Петропавловск, за что отец проклял сына, отказав ему в материальной поддержке.

В Петропавловске Магжан познакомился с известным поэтом, публицистом, педагогом Миржакыпом Дулатовым, стихи которого «Проснись казах!» были запрещены цензурой царского правительства. Он обучил молодого талантливого Магжана русскому языку, для того чтобы учиться дальше. Таким образом, Магжан не стал священнослужителем, а мечтал продолжить учебу дальше. Уже в 1912 г. в Казани был опубликован сборник стихов Магжана «Шолпан», в это время он знакомится с поэзией Абая, книгой Ахмета Байтурсынова «Сорок басен». Через год в 1913 г. он поехал в Омск, где поступил в подготовительный класс в русскую учительскую семинарию, где сдал следующие экзамены:

а) «По Закону Божию», который требовал знание наизусть молитв, начиная с «Во имя Отца» и кончая молитвой Господней, «Богородице Дево, радуйся», «Достойно есть», молитвы пред учением и после учения, пред обедом и после обеда, за Царя, утренней, вечерней ангелу-хранителю, символа веры, десяти заповедей и заповедей блаженства;

б) священная история ветхого и нового завета «Библейская история»;

в) катехизис по «Краткому катехизису» митрополита Филарета;

г) объяснение богослужения по книге Соколова «Начальное наставление в православной христианской вере»;

д) беглое и толковое чтение евангелия на славянском языке и умение передать содержание прочимого». Помимо обозначенного М. Жумабаев должен был сдавать арифметику, историю, географию, петь. Семинаристы получали хорошую общеобразовательную подготовку, им преподавали навыки ремесла, искусства, гимнастика, садоводчество и огородничество. Уделялось большое внимание воспитанию, этике поведения, дисциплине, они должны были избегать развлечений, спиртных напитков, посещать богослужения по выходным дням. Учащихся обучали выпускники Казанского и Санкт- Петербургского учительского университета, среди них был известный ученый, исследователь Западной Сибири, Алтая и Казахстана А.Н. Седельников, истинный педагог, скромный, чуткий, которого любили все семинаристы.

Так как, Магжан оказался без средств к существованию, обидев своего отца, судьба помогла ему. Один из состоятельных людей выделил семинарии сумму для назначения стипендии отличнику учебы, не имеющему средств. И под эту категорию попадает Магжан Жумабаев, у которого не было денег. К этому периоду относится широкое ознакомление Магжана с русской литературой. Особенно привлекают его символисты Бальмонт, Брюсов, Мережковский, Блок. Во время учебы он активно участвует в создании казахской молодежной организации «Бирлик», целью которой было содействие поднятию культуры и литературы казахов до уровня развитых народов, сохранение этнической самобытности, пробуждение национальных чувств, формирование патриотизма молодежи.

Он также занимался редактированием рукописного журнала «Балапан», издавал свои стихотворения («Вчерашнее положение казаха» публикует в сборнике «Узук» в 1912 г. в типографии газеты «Казахстан» в г.Уральске), первый поэтический сборник «Шолпан», был издан в Казани, с 1913 г. публикуется на страницах газеты «Казак». С этого периода его имя становится известным.

Алихан Букейханов ставит имя Магжана жумабаева в один ряд с именами Абая, Шакарима, Миржакыпа Дулатова. К 1917 переломном году, радикально изменившем жизнь, страну, мир, Магжан успешно закончил русскую семинарию в Омске, получив звание учителя начального училища. В том же году он был избран делегатом на съезд партии «Алаш». Магжан принимал активное участие в решении важнейших вопросов партии Алаш, участники которого были обвинены в контрреволюции.

Шла гражданская война между белыми и красными, Магжан писал: «Длинная уральская гора, ты разделяешь запад и восток, образуя границу между сыновьями света (тюрками) и сыновьями тьмы (русскими). Одна твоя сторона – край небесноглазых джинов, другая – желтая равнина (степи). И вот Урал, который наши предки выбрали себе для жизни, нашу землю, дорогие могилы наших предков захватили чужаки с набитыми волосами ртами. Надо быть с ними жестокими. Ты вырастил и воспитал нас, о Великий Урал.

Повернись в сторону старшего брата (Казахстана). Героические сыновья тюрок! Объединяйтесь и топчите врага. Преграждайте врагу дорогу и защищайте свою землю, вцепившись в поводья лошадей». В 1919 году, когда в Омске происходила «чехарда» властей: то Советы, то Колчак, то восстание чешского корпуса, Магжан Жумабаев некоторое время был под арестом и находился в тюрьме.

Советское правительство понимало, что для привлечения на свою сторону широких масс казахского населения ему важно сотрудничество с лидерами Алаш-Орды.4 ноября 1919 г. вышло постановление об амнистии алашординцев. Уже 21 декабря алашординцы приняли решение о переходе на сторону советов. В начале 1920 г. Алаш-Орда перестала существовать, так как 9 марта было принято решение о ее ликвидации. В последующие годы, после установления Советской власти, М.Жумабаев по своей инициативе открывает в Омске и Петропавловске курсы казахских учителей и становится первым их директором. В это же время он становится редактором первой казахской советской газеты «Бостандық туы», издаваемой в Кызылжаре с 1922 по 1923 гг. Во времяголода начала 20-х годов в Поволжье, Северном Казахстане, Западной Сибири Магжан в газете «Мир труда» й июня 1922 г. написал статью «голод в Сары-Арке», в которой обвинил власти в смерти людей. В результате начались гонения на поэта. В той же газете 9 августа была опубликована обвинительная статья «Алаш-ординцам нет места в советах» под псевдонимом Рибас.

«Все население нашей губернии помнит, что вожди киргизской интеллигенции, сыны и наймиты буржуев и кулаков Джумабаев, Тлеулин, Мукучев, Сеитовы, Итбаев, Турицбаев, Джанайдаров, Нуралин, состоя у Колчака, вдохновляемые Букейхановым, Байтурсыновым и Дулатовым способствовали уничтожению большевиков, часто сами принимая активное участие в истреблении даже рядовых Советских работников. Но власть Советов во истине справедливая и первая в истории гуманная. Ведь, не одного из этих интеллигентов по заслугам не наказала, а наоборот до сих пор дала им ответственные посты, думая что они для бедноты принесут хоть, какую либо пользу. Но они за это только саботируют и ведут гнусную агитацию против Советской власти среди несознательного трудящегося населения». Эта характеристика отражала общую позицию большевиков по отношению к алашординцам.

В результате М.Жумабаев был вынужден уехать в Ташкент по приглашению Турара Рыскулова, где сотрудничает в журналах «Шолпан»,«Сана», в газете «Ақ жол».

Круг общения Магжана Жумабаева был достаточно широк. В столице Туркестана тогда работали алашординцы М. Дулатов (редактор краевой казахской газеты «Ак жол» («Светлый путь»), писатель Мухтар Ауэзов, член коллегии Наркомзема ТАССР М. Испулов, заместитель директора Киргизского (Казахского) института просвещения X. Досмухамедов, член коллегии Наркомздрава, доктор И. Кашкинбаев, преподаватель института Карим Джаленов, студент Казымбек Беремжанов и другие.

В Ташкенте Магжан был принят на работу преподавателем Казахского института просвещения. Институт вел свою историю с конца 1918 – начала 1919 г.  В начале решением Народного Комиссариата Просвещения ТуркАССР при Русском педагогическом училище было открыто киргизское (казахское) отделение. С 1 июня 1919 г. Киргизское отделение преобразовано в самостоятельное училище. С 1 октябри 1919 г. это училище было реорганизовано в Казахский институт просвещения (Казинпрос). В нем преподавали: М. Тынышпаев, X, Досмухамедов, С, Ходжанов, И. Тохты- баев, К. Жаленов, X. Болганбаев, Хонир Ходжа Ходжиков. Ф. Култасов, Е. Табынбаев, С. Утегенов, А. Байтурсынов, Ж. Аймаутов, Д. Адилов, Д Сарсенов и др.

Магжан вместе с X. Досмухамедовым, М. Дулатовым, М. Тынышбаевым, М. Есболовым, М. Ауэзовым, А. Байтасовым активно работает в учебной комиссии Наркомпроса Туркестана, в отделе Киргизской научной комиссии, которая создавала киргизскую научную литературу, учебники и учебные пособия, также занималась развитием киргизского языка

и терминологии.

В 1923 году в Ташкенте он издает новый поэтический сборни «Стихи». В том же году он направляется на учебу в литературно-художественный институт в Москву, созданном и возглавляемом В.Брюсовым. Одновременно он работает в издательстве народов Востока в г.Москве. Именно Брюсову принадлежит характеристика М.Жумабаева как «казахского Пушкина». К тому времени поэт был одним из самых образованных деятелей культуры советского Востока. Ему, одному из первых,выпала доля писателей, которым в годы культа личности пришлось в полной мере испить горькую чашу лишения радости творчества, изгнания из литературной жизни.

В период с 1925 -1927 гг. М.Жумабаевым было переведено на казахский язык произведения Д.Мамина-Сибиряка, работы И.А.Конюхова, Г.Верещагина, Н.Тюрякулова, В.Ленина И.Сталина общим объемом 1773 стр. или 110 печатных листов.В 1925 г. он пишет эзоповским языком поэму-сказку про кровожадного «Жусуп-хана», ассоциируемый с красным террором. Преподавал в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ) с перерывами с 1923 по 1927 г. В 1927 г. его увольняют с формулировкой как «неявившегося в срок из очередного отпуска сотрудника».

В 20-е гг. культурное советское строительство являлось ареной классовой борьбы. Была разработана так называемая Концепция пролетарской культуры, которые считали необходимым отказаться от культурного наследства прошлого.

В 1924 г. возникла Всероссийская ассоциация пролетарских писателей (ВАПП), самой мощной организацией в ней была Российская ассоциация (РАПП). С 1923 г. всех поэтов и писателей не согласных с идеей пролеткультуры называли «попутчиками». На протяжении многих лет РАПП считалась «проводником партийной линии в литературе». Они характеризовали М. Горького «индивидуальным певцом городских низов», Маяковского «буржуазным индивидуалистом», С. Есенина, А. Толстого и др. называли буржуазными, а все крестьянские писатели – были объявлены как мелкобуржуазные.

По стихи Магжана писали: «Начавший свою писательскую деятельность с 1910 года Магжан Жумабаев был самым сильным из представителей литературы байско-националистического направления, получившего развитие после революции 1905 года. Воспевавший до революции националистическую идеологию Жумабаев в годы революции открыто выступал против пролетарской революции. Он не изменил свою позицию и после установления в Казахстане Советской власти и, продолжая с одной стороны восхвалять феодально-родовые порядки, с другой стороны открыто без маскировки выступал против советского строительства в Казахстане. Напечатавший в первые годы строительства советской власти в Казахстане ряд своих контрреволюционных статей и стихов в газете «Бостандык туы», выходившей в городе Петропавловске Жумабаев, встретив там отпор революционно-настроеннной молодежи, переехал в Ташкент и начал публиковать свои контрреволюционные произведения на страницах газеты «Ак жол» и журналов «Шолпан» и «Сана».

В1924 г. в клубе им. Свердлова в г. Оренбург М.Жумабаеву обсуждая его стихи заочно устроили литературный суд студенты рабфака. Заседание суда превратилось в схватку между коммунистической и националистической идеологиями. В результате суд вынес решение: «считать Жумабаева врагом советского народа, разоблачить в печати контрреволюционное содержание его произведений и просить правительство в дальнейшем не издавать его произведений, изъять уже изданные…».

В том же году обсуждался в КУТВ сборник автора, вышедший в 1923 г. в Ташкенте, где также осужденили творчество поэта: Магжан тоскует о прошлом, идеализирует старину, восхваляет национализм, превозносит себялюбие, надменность, высокомерие. Поэзия Магжана внешне красива, но если стереть наружную краску и посмотреть вовнутрь, то явно видно, что она направлена против целей партии и Советского правительства.

Основным курсом, поддерживаемым им является возвеличивание тюрков, распространение пантюркизма.Это ведет не к сплочению, не к улучшению отношений казахских трудящихся с трудовыми гражданами других народов, а наоборот, способствует их движению в обратном, ненужном направлении, содействует гниению, разложению, сбивает с революционного пути. Воспевая «мой Восток», Алаш, «казах», Магжан тоскует по прошлому возвеличивает казахских баев, самоуправство ханов, печалится, беспокоится о биях, волостных управителях, слагая про них стихи, ему хотелось бы, чтобы они стали более могущественными, более богатыми, которые, мол, приведут казахов к равноправию…».

По итогам собрания было приняло постановление по обсуждаемому вопросу, в котором было заявлено: «- хотя стихи Магжана внешне красивые, складные, соразмерные,

однако было бы большой ошибкой не обращать внимания на политическую сторону и не проверять содержание;

– «загадочные» стихи Магжана, направленные против линии коммунистической партии, возглавляющей трудящихся всего мира вместе с казахским трудовым народом, впредь на страницах газет и журналов без предварительной проверки не публиковать;

– довольно многим товарищам, считавшими себя правильно руководимыми казахскими трудящимися по пути коммунистической партии (сюда входят лица, причастные к изданию и распространению книги М. Жумабаева), следует к стихам Магжана относиться с литературно- критической точки зрения: пусть не заблуждаются, считая, что он внес в литературу красоты, художественность, изобразительность. Надо признаться перед лицом трудящихся, что издание данной книги в таком виде было ошибочным. Впредь остерегаться таких дел;

– учитывая, что политический путь Магжана является для казахских трудящихся вредоносным, ленинская молодежь Москвы обязуется разъяснить сполна нездоровые стороны его стихов казахской трудовой молодежи, бедноте, трудящимся массам степи. К этой работе приглашаем молодежь из других регионов».

В этой ситуации поэта поддержали друзья, в том числе О. Мандельштам: «Я понимаю, Маг, твое душевное состояние. Ты выглядишь как человек, вышедший из помойной ямы. Сейчас я прочту тебе то, что только написал: «На таком-то году моей жизни взрослые мужчины из того племени, которое я ненавижу всеми своими душевными силами и к которому не хочу и никогда не буду принадлежать, возымели намерение совершить надо мной коллективно безобразный и гнусный ритуал. Имя этому ритуалу литературное обрезание или обесчещенье, которое совершается согласно обычаям и календарным потребностям писательского племени, причем жертва намечается по выбору старейшин».

Слова восхищения поэзией Магжана писал в эти годы Мухтар Ауэзов: «Вслед за Абаем я люблю Магжана. Его европеизированность, яркость, солнечность… Магжан – человек большой культуры».

В 1929 году М.Жумабаев, наряду с группой деятелей культуры, подвергся незаконной репрессии: был осужден на 10 лет тюрьмы. Это случилось уже после возвращения его в Казахстан, где он занимался преподавательской деятельностью. Жена, Зулейха, находит Магжана, следуя по его письмам, в Соловках. Поселившись в Ленинграде, ездит к мужу, достает ему программу среднего медицинского учебного заведения, соответствующую литературу. М.Жумабаев успешно сдает экзамен, становится фельдшером медпункта, объединяющего несколько лагерей. В это время он пишет письмо М.Горькому, многие рассказы которого в свое время переводил на казахский язык. Зулейха передала М.Горькому это письмо. Он вместе с Е.П.Пешковой принимает самое активное участие в освобождении поэта из заключения. Это было в 1936 году, но в декабре 1937 года М.Жумабаев вновь очутился в неволе и вскоре был расстрелян.

Список использованной литературы:

  1. Аманжолова Д.А. Казахский автономизм и Россия. История движения Алаш. М., 1994.-С.175
  2. Жангуттин Б. Магжан Жумабаев «Мой казак, ненастья час настал» Страницы биографии.

Алматы, 2016.-С15.

  1. История Казахстана Т.4.-Алматы, 2009.-С.193
  2. История русской литературы ХХ в.-М., 2014.-С.208
  3. Кадыралина Ж.История и нация.-Астана, 2009.-С.11
  4. Какен А. «Будут стихи жить без меня» 2008, №7.-С.141
  5. Муканов К. Акын изи.След поэта. Петрапавловск, 2008.-С.244
  6. Тоган З.В. Воспоминания. Борьба мусульман Туркестана и других восточных тюрок за национальное существование и культуру. М., 1997.-С.192
  1. Тузбекова Л.С. Медресе «Галия» -высшее мусульманское учебное заведение Башкорстана (1906-1919гг.) –Уфа, 2010.-С.339
  1. http: //www.gazym.kz/
  2. http://www/Kyrgyz.ru //Аманжолова Д.А., Рыскулов В.В. Председатель западного отделения Алаш-Орды Д.Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий.

Автор: Курбанова Н.У. – д.и.н., проф. кафедры истории Кыргызстана и этнологии
КГУ им. И.Арабаева e-mail: fispo2016@gmail.com

 

Related Posts

Добавить комментарий